| Источник

Александр Лукашенко в военной формеСкрытая наземная интервенция НАТО, в сочетании с действиями «пятой колонны» приведшая к свержению и ликвидации неугодного ливийского лидера, требует от ряда стран коренной реформы вооружённых сил. Особенно это касается небольших государств, которые не могут долго противостоять вторжению превосходящих сил противника и вынуждены рассчитывать на успех в длительной партизанской войне.

Вооружённые силы Беларуси, как известно, являются одним из наиболее боеспособных и современных компонентов ОДКБ. Однако ресурсы любой страны ограничены. Беларусь с населением 9,5 млн. человек и территорией в 207,6 тыс. кв.км не обладает достаточным потенциалом для длительного самостоятельного открытого противодействия вторжению даже соседней Польши. Не говоря уже о том, если в интервенции примут участие силы других стран НАТО. И если Беларусь останется без союзников по ОДКБ, что нельзя исключать.

Характер современной войны резко изменился. Он не тот, что 70 и даже 20 лет назад.

Как показал опыт Ливии, информационное обеспечение агрессии против суверенного государства ныне осуществляется через придание событиям внешнего облика «гражданской войны».

Но это же изменение характера и стиля войны в нынешних условиях даёт шанс небольшим государствам дать отпор агрессии, пусть и не сразу. Разумеется, если найден эффективный асимметричный ответ.

Именно этим сейчас, похоже, больше всего и озабочен президент братской нам страны. На днях он объявил о реорганизации системы управления вооружёнными силами. Поводом для такого заявления было выбрано присвоение президентом воинских званий генерал-майоров губернаторам областей (в Беларуси их шесть) и мэру Минска. С развитием войск территориальной обороны в Беларуси фактически создаётся новая армия, провозгласил Александр Лукашенко. «Мы создаём новую армию, и этой 120-тысячной армией командовать будете вы», – сказал белорусский президент главам регионов и столицы. Касаясь присвоения им генеральских званий, Лукашенко подчеркнул:

«Это давно надо было сделать. Хочу предупредить, что вы сегодня фактически становитесь генерал-губернаторами, как это когда-то было. Но подчёркиваю: это не ради показухи или просто престижа. Совершенно изменяется кадровая политика в отношении людей, которые командуют органами территориальной обороны. Вы будете проводить учения территориальной обороны, вы должны вместе с Генеральным штабом доработать нормативно-правовую базу».

Итак, руководители крупных административно-территориальных образований Беларуси отныне совмещают гражданскую и военную власть на местах. Подобно генерал-губернаторам в Российской империи, как совершенно точно подметил А.Г. Лукашенко.

Глава белорусского государства раскрыл и некоторые особенности новой системы вооружённых сил. «За каждым участником формирований территориальной обороны [т.е. военнослужащим запаса – уточняет слова президента агентство «Интерфакс-Запад»] должен быть закреплён автомат, пистолет, гранатомёт».

«Шутки в сторону. Эти мероприятия очень серьёзные, – предупредил Лукашенко. – Не потому, что ситуация вокруг сегодня сложная, а она действительно сложная. Мы – первопроходцы. Мы создаём сегодня новую армию».

Итак, заявка лидера Беларуси немаленькая – создание принципиально новой армии для современных условий, способной отразить любые посягательства на суверенитет небольшого, но технологичного государства. И стержень этой новой армии, очевидно, в её тесном взаимодействии с властными структурами, бизнесом и населением.

Особо в этой связи заслуживает внимание инициатива белорусского президента по мобилизации частного предпринимательства на нужды обороны страны. «Я не зря сказал о наших бизнесменах, коммерсантах. Им-то терять больше, чем кому-либо в нашей стране, и им надо найти своё место [в создаваемой системе]», – подчеркнул Лукашенко. Что же, подход наиболее социально справедливый: на защиту Отечества все должны нести расходы пропорционально своим возможностям, без привилегий в пользу богатых.

«Не дай Бог, придётся воевать, – сказал Александр Лукашенко. – Мы – мужики, мы должны защитить свой дом, свою семью, свой клочок земли. В этом наша обязанность. Надо помереть – значит, помрём первыми».

Это не патетика, а чёткое осознание современной ситуации, когда ни одно государство, даже Россия, не может быть гарантировано от внешнего вторжения, опирающегося на тщательно подготовленную «пятую колонну».

Большинство экспертов расценило заявления и действия президента Беларуси как учёт всей сложности нынешней международной обстановки, резко дестабилизировавшейся в результате событий в Ливии, и намерение выстроить в этой связи адекватную условиям систему национальной обороны. Абсолютно прозрачно – чтобы увидеть это, не нужно быть семи пядей во лбу – стремление Лукашенко создать вооружённые силы для длительного сопротивления оккупационным войскам. Проще говоря, создать структуры будущей партизанской армии. Благо белорусский народ стяжал себе славу непобедимого в такой войне.

Директор минского Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов проанализировал сценарий такой весьма вероятной в ближайшем будущем войны:

«Оппозиция сообща с давлением с запада и с востока расшатывает государство, власть слабеет. Сразу с востока придет вал преступности, как этнической, так и воровской и бандитской, с запада будут стимулироваться более изящные формы агрессивных “меньшинств” – польские радикалы получат, например, поддержку, белорусские националисты, возможно, также какие-то сепаратисты. Наш местный криминал тоже голову поднимет неизбежно. В любом случае в регионах появятся агрессивные, опирающиеся на внешнюю поддержку силы, склонные к насилию, а государство защитить население от этих сил уже не сможет, – предостерегает белорусский политолог. – Территориальные войска теоретически должны эту проблему смикшировать: местный бизнес, а он в Беларуси обязательно тесно связан с местной властью, через территориальные войска теоретически получит стрелковое оружие вплоть до пулеметов и, я бы не исключал, всего того, что взрывается. В случае оккупации бегать искать незарегистрированный ствол для разборок, как было в 90-х по всему бывшему СССР, не придется. Плюс – в руки местных властей и бизнеса во взаимодействии с армией отдается сейчас, насколько я понял, создание подпольных сетей сопротивления на этот случай и системы их снабжения. Искоренить такие “общаки” потребует заметных усилий. Если это вообще окажется возможным».

«Сам по себе концепт вооруженного народа – концепт сложный, – пишет далее Юрий Шевцов. – В каких-то странах он успешен, в каких-то – нет. Если смотреть по примеру войны в Ираке и Афганистане, то Запад не смог справиться с этой формой сопротивления. Собственно, выход у оккупанта, когда сталкивается с вооружённым народом и организованной сетевой структурой сопротивления, один – спровоцировать внутреннюю гражданскую войну между разными группами сопротивления, как это сделано в Ираке и отчасти в Афганистане, ослабить тем самым силу организованного сопротивления оккупационным силам. В случае прямой или более мягкой оккупации Беларуси это означает создание горячей точки на транзитных путях между ЕС и Московской агломерацией, с перспективой вовлечения в это “сложное” пространство соседних стран, или во всяком случае, отдельных регионов соседних стран. И неизбежным всплеском разного рода насилия в Москве и других крупных городах этой части Европы».

Начавшаяся в Беларуси приватизация государственных предприятий и сокращение социальных расходов, несомненно, увеличат число недовольных «батькой» и создадут более питательную почву для оппозиции. Невольно напрашивается сравнение с последними годами режима погибшего Каддафи, с соответствующими выводами. Правда, Александр Лукашенко пока крепко держит бразды правления, в том числе и экономической реформой, в своих руках, но кто знает, как там будет дальше. Шевцов обратил внимание на важную деталь сценария будущей агрессии: дестабилизация Беларуси будет нагнетаться извне. Причём не только с Запада, но и с Востока.

В сущности, агрессия НАТО против Беларуси и её лидера невозможна, если не будет обеспечено содействие или хотя бы нейтралитет России.

Да, Россия имеет перед Беларусью обязательства по ОДКБ. Но в наш век было бы слишком легкомысленно полагаться на верность союзам. Лукашенко не мог не учесть поведения российских властей во время кризиса в Ливии. Кроме того, определённые группы вокруг Кремля заинтересованы в смене белорусского лидера, что уже не раз выражалось в кампаниях по его диффамации в российских СМИ. Поэтому Александр Лукашенко действует по единственно разумному для государственного руководителя древнему принципу: Vic pacem – para bellum!

Не обязательно обладать глубокой проницательностью, чтобы предсказать: дипломатическая активность Вашингтона и Брюсселя на Востоке Европы всё больше будет заточена на нейтрализацию Москвы в случае инспирированного политического кризиса в Беларуси. А худший сценарий (в котором, согласитесь, по нынешним меркам нет ничего немыслимого) предполагает активное участие властей России в смене власти в Беларуси.

В этой связи обращает на себя внимание резкое различие в идеологии обоих режимов – Москвы и Минска. Юрий Шевцов иллюстрирует это на примере сотрудничества Беларуси с Венесуэлой и неудачных попыток России создать себе сильные позиции в этой южноамериканской стране: «В Венесуэле у России проблема, на мой взгляд, не в конкуренции со стороны Беларуси или Китая. Проблема – в идеологии. Венесуэла строит социализм, как его там понимают. А нынешняя РФ – государство с полярно иной системой ценностей. Потому выстраивать отношения на высшем уровне россиянам сложнее, чем, например, белорусам. Отсюда и более медленные темпы развития своих проектов».

Для различия парадигм двух соседних государств показательным является то, что Беларусь осталась единственным постсоветским государством, где официально отмечается праздник 7 ноября (хотя без той революции не было бы возможно ни одно из ныне существующих на территории бывшей Российской империи независимых государств). Накануне его в этом году президент Беларуси поздравил своих сограждан такими словами:

«…История вновь и вновь подтверждает значимость идеалов Великого Октября – освобождение трудящихся от эксплуатации и угнетения, утверждение равноправия и социальной справедливости. Стремление народов к самоопределению и независимости на родной земле сохранено нашими дедами и отцами во время иностранной интервенции, в трагический период Великой Отечественной войны, тяжелейшие постсоветские девяностые годы.

Белорусский народ избрал курс на построение суверенного социально ориентированного государства. Реализация собственной модели развития позволила нам в непростых внешних условиях поднять на новый уровень промышленность и сельское хозяйство, приумножить национальное достояние.

Сегодняшние мир и стабильность в обществе, отсутствие резкого социального расслоения, верховенство закона и порядок являются доказательством правильности выбранного пути…» Приведённые слова концентрированно выражают систему ценностей современного белорусского государства.

Учитывая, что для значительной части российской элиты, в том числе и некоторых оппозиционных её групп, неприемлемо любое упоминание об Октябрьской революции в положительном контексте, отмеченное различие в идеологии может быть эффективно использовано перед российской аудиторией для нагнетания вокруг Лукашенко имиджа «тоталитарного диктатора». Подобные технологии мы уже не раз видели в действии на примерах других стран. Точно также, как от другого социалистического лидера – Каддафи – отвернулась вся европейская элита, даже её левые группы.

Колоссальным ресурсом поддержки Лукашенко являются симпатии к нему, к белорусскому народу и олицетворяемому ими строю со стороны многих миллионов граждан России. Но этот ресурс, необходимо признать, пока не организован и не структурирован.

На поверхности лежит тот факт, что если Россия допустит вооружённое вмешательство во внутренние дела Беларуси, то следующей жертвой технологий десуверенизации станет она сама.

 


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста