| Источник

Бояться ли нам солнца?Долгое время считалось, что риск развития меланомы – наиболее агрессивной формы рака кожи – напрямую связан со временем, проведенным на солнце. Команда ученых из Института Брода (Broad Institute) и Онкологического Института Дана-Фарбер (Dana-Farber Cancer Institute) (США), проведя полногеномное секвенирование 25 метастазирующих меланомных опухолей, подтвердила роль продолжительного пребывания на солнце в развитии меланомы и обнаружила новые генетические мутации, ассоциированные с данным типом опухоли.

В статье, опубликованной в начале мая в журнале Nature, ученые впервые представили полную карту генома меланомных опухолей человека. Предыдущие генетические исследования в основном были сфокусированы на экзомах (белок-кодирующих участках генома) раковых опухолей и рассматривали лишь малую часть генома. Секвенирование всего опухолевого генома может дать ученым возможность узнать гораздо больше о разнообразии мутаций, являющихся причиной меланомы.

«Полногеномное секвенирование, несомненно, позволяет сделать гораздо больше открытий, чем экзомное», — говорит Леви А. Гаррауэй (Levi A. Garraway), соавтор статьи, старший научный сотрудник Института Брода, профессор Онкологического Института Дана-Фарбер и Медицинской Школы Гарварда (Harvard Medical School, США).

«Полногеномный анализ дает возможность выявить больше мутаций, классифицировать их на разные типы, а также точнее описать характер мутаций, вызванных воздействием ультрафиолета», — поясняет один из авторов публикации Майкл Ф. Бергер (Michael F. Berger).

Анализируя данные, полученные в ходе полногеномного секвенирования, ученые выявили множество новых, ранее не описанных, геномных перестроек в меланомной опухоли, а также обнаружили, что у пациентов, подвергавшихся длительному пребыванию на солнце, количество мутаций возрастает, что подтверждает роль солнечного излучения в развитии заболевания.

Как и ожидалось, в 24 опухолях из 25 ученые обнаружили известные мутации генов BRAF и NRAS. Оба гена вовлечены в сигнальные пути, связанные с процессами роста клетки. Кроме того, был выявлен еще один ген-кандидат – PREX2, мутации в котором ранее уже были ассоциированы с развитием рака молочной железы. Этот ген оказался мутантным у 44% пациентов. При дальнейшем исследовании на выборке из 107 опухолей частота мутации этого гена составила 14%.

Мутации в гене PREX2 наблюдались не только в так называемых «горячих точках», где они приводят к активации онкогенов и стимулированию развития опухоли, но также были распространены по всему гену – такой паттерн характерен для случаев «выключения» генов опухолевой супрессии, что также вызывает рост злокачественной опухоли.

«Характер мутаций похож на таковой в гене-супрессоре опухоли, но в функциональных экспериментах он ведет себя скорее, как онкоген», — говорит Бергер.

В норме PREX2 взаимодействует с белком PTEN, опухолевым супрессором, контролирующим рост здоровых клеток. Результаты экспериментов на мышах показали, что мутации в гене PTEN приводят к ускорению роста опухоли еще не изученными способами. «Мы еще не знаем, как этот ген функционирует, — говорит Гаррауэй, — Возможно, PREX2 относится к новой группе генов, вовлеченных в сигнальные пути, которые могут стать новой терапевтической мишенью для лечения меланомы».


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста