| Источник

Всемирный потоп © Flickr.com/tj.blackwell/cc-by-ncСудя по сборам успешных фильмов-катастроф последних лет, людей зачаровывает идея конца света. В фильме Дэнни Бойла «28 дней спустя» в Великобритании и других странах свирепствует вирус; в таких картинах, как «Столкновение с бездной» и «Армагеддон», Земле угрожает астероид; в «Послезавтра» главную роль играет изменение климата.

В реальном мире мы не знаем, как Земля (или человечество) встретит свой конец или когда это произойдет. Размышления об этом и предсказания обычно были уделом великих мировых религий: все они дают некое представление о том, как люди встретятся со своим создателем. Действительно, посредством «конца света» (или судного дня) божество обычно «зачищает» нашу планету, дабы ее мог заселить новый, более чистый в нравственном отношении людской род. Стандартный сценарий таков, что чаша греха и разврата переполняется, и настает время начать все с начала.

Истории о сере, огне и богах служат хорошими сказочными сюжетами и успешно вселяют в людей страх и чувство опасности. Но сказки о судном дне меркнут по сравнению с тем, что возможно в действительности. Вооружитесь научным методом, и «конец» станет гораздо интереснее.

С самого начала жизни на Земле, около 3,5 миллиардов лет назад, хрупкое существование пребывало в тени уничтожения. На нашей планете вымирание является нормой — считается, что вымерло 99 процентов из 4 миллиардов когда-либо существовавших на ней видов. При этом за последние 500 миллионов лет темпы вымирания резко возрастали пять раз. В эти моменты что-то — никто не знает, что именно — делало Землю непригодной для жизни, и каждый раз в такие эпохи 75% процентов видов вымирали в мгновение ока по историческим меркам.

Одно или несколько таких массовых вымираний произошли по причинам, которые мы можем охарактеризовать как сценарий глобальной катастрофы в голливудском стиле. Например, если бы с Землей столкнулся достаточно крупный астероид, это вызвало бы мощные землетрясения и цунами во всем мире. В воздух было бы выброшено достаточно пыли, чтобы мир на несколько лет лишился солнечного света. В результате человечество осталось бы без продовольственных ресурсов, что привело бы к голоду. Это происходило и раньше: динозавры (вместе с половиной земных видов) прекратили свое существование 65 миллионов лет назад, когда астероид диаметром в 10 км врезался в Землю где-то в районе Мексиканского залива.

Моника Грейди (Monica Grady), эксперт по метеоритам из Открытого университета, говорит, что столкновение околоземного объекта (ОЗО) с нашей планетой — лишь вопрос времени. «Многие некрупные объекты сгорают, попав в земную атмосферу. Однако ОЗО диаметром более километра сталкивается с Землей каждые несколько сотен лет, а ОЗО диаметром более шести километров сталкивается с Землей каждые несколько сотен миллионов лет, неся угрозу массового вымирания. Столкновение с крупным объектом произойдет рано или поздно».

К числу прочих природных бедствий относятся неожиданные изменения климата и мощные извержения вулканов. Каждое из них может вызвать глобальную катастрофу, способную уничтожить значительную часть жизни на планете, но, учитывая тот факт, что мы прожили несколько сотен тысяч лет, подвергаясь такому риску, маловероятно, что подобное бедствие вызовет катастрофу в ближайшие несколько веков.

Кроме того, космические угрозы нашему существованию всегда были с нами, хотя нам потребовалось некоторое время для того, чтобы обратить внимание на это. В качестве примеров можно привести столкновение нашей галактики, Млечного Пути, с ее ближайшей соседкой, Туманностью Андромеды, или появление черной дыры. Объединяет все эти угрозы то, что мы перед ними практически беспомощны, даже если знаем о существовании опасности. Единственное, что в наших силах — это рассуждать от том, как мы переживем последствия.

Но на самом деле, большинство серьезных рисков для человечества связано с нашей собственной деятельностью. Наш вид обладает уникальной способностью — мы единственные в истории Земли, кто способен переделать этот мир. Но мы же можем его и уничтожить.

«Экзистенциальные риски — относительно новое явление, — пишет Ник Бостром (Nick Bostrom), философ и директор института «Будущее человечества» при Оксфордском университете, в ежегодном издании Всемирного экономического форума “Global Agenda”. — За исключением столкновения с кометой или астероидом, результатом которого может стать вымирание целых видов (крайне редкое явление), в человеческой истории до середины ХХ века, вероятно, не существовало экзистенциальных рисков — и тем более таких, над которыми мы имели бы какую-то власть».

Слишком реальны антропогенные угрозы, порождаемые изменением климата, чрезмерным загрязнением окружающей среды, истощением природных ресурсов и безумием ядерного оружия. Мы на свой страх и риск играем с генами и атомами. Нанотехнология, синтетическая биология и генетические модификации открывают перед нами новые возможности в плане более качественной еды, более безопасных лекарств и более чистой окружающей среды, но в случае неправильного или небрежного применения могут натворить бед.

Мартин Риз (Martin Rees), королевский астроном Британии и бывший президент Королевского общества, предупреждал в своей книге 2003 года «Наш последний век?» о том, что шансы человеческой цивилизации пережить 2100 год составляют не более 50%, учитывая легкость доступа к технологиям, которые могут иметь глобальное воздействие, будь то биологический терроризм или потенциальный негативный эффект молекулярной нанотехнологии.

По словам Бострома, первым рукотворным экзистенциальным риском могла быть первая детонация атомной бомбы. «В то время некоторые опасались, что взрыв может вызвать неподконтрольную цепную реакцию, осуществив «воспламенение» атмосферы. Хотя теперь мы знаем, что такой результат физически невозможен, тем не менее экзистенциальный риск тогда присутствовал».

Потенциальные опасности продолжают исходить и от более успешных достижений недавнего прошлого. Наше общество взаимосвязано и компьютеризовано как никогда ранее, и это принесло нам огромные выгоды в плане торговли, доступа к знаниям и образованию, а также коммуникации. Но эта же самая взаимосвязанность чревата еще более быстрым распространением вирусов (человеческих и компьютерных). Ячейка террористов, имеющих соответствующую квалификацию (или разумная машина) способна сорвать работу систем энергоснабжения, украсть или уничтожить финансовые данные или разорвать цепи поставок — все это жизненно необходимо для функционирования современного мира. Неполадки в цифровой системе в Соединенных Штатах могут за несколько секунд распространиться на Китай или Австралию.

Пожалуй, есть какая-то ирония в том, что тень потенциальных угроз становится тем длиннее, чем больше света проливается на наше понимание Вселенной.

Представьте себе, что мы могли бы спросить самых ученых людей эпохи Просвещения в Западной Европе — скажем, Исаака Ньютона или Фрэнсиса Бэкона или епископа Джорджа Беркли — когда, по их мнению, настанет конец света. Возможно, вам бы рассказали сказки о божественном вмешательстве (Ньютон полагал, что судный день настанет в XXI веке, рассчитав эту дату на основе библейских данных) или сообщили, что однажды произойдет кровопролитная война, которая обернется такими жертвами, что народы просто вымрут. Кто-то из них мог бы всерьез рассматривать и другие фантастические теории, но ни один из этих умных людей не сказал бы вам о катастрофическом потенциале ядерных бомб или черных дыр или повышения уровня моря в связи с изменением климата.

Если вам известно о квантовых частицах и эволюции Вселенной после «большого взрыва», то вы легко можете себе представить мгновенное исчезновение мира в результате распада вакуума. Мы начинаем понимать, что то, что мы называем «временем», может исчезнуть из нашей Вселенной, оставив нас без ощущения движения и направления.

И будем надеяться, что нам никогда и нигде во Вселенной не доведется встретиться со смертоносной материей-страпелькой. Это вещество, номинально состоящее из всего того же, что мы видим вокруг себя, убийственно для нашего образа жизни.

Джейсон Мэтени (Jason Matheny), руководитель программ Intelligence Advanced Research Projects Activity американского правительства, профессионально занимается изучением возможных угроз человечеству. В своей статье 2007 года для журнала Risk Analysis он рассуждал о неминуемой гибели Солнца. «Через миллиард лет у Солнца начнется стадия красного гиганта, в результате чего температура на Земле поднимется выше 1000 градусов, наша атмосфера закипит, возникнет планетарная туманность и Земля станет непригодной для жизни. «Если мы колонизируем другие солнечные системы, то сможем пережить наше Солнце, возможно, еще на 100 триллионов лет, когда начнут затухать все звезды. Мы сможем просуществовать еще дольше, если научимся использовать внезвездные источники энергии».

Все это звучит очень позитивно. Но у природы в рукаве запрятаны новые фокусы. Трудно себе представить, писал Мэтени, как человечество могло бы пережить распад ядерной материи, который ожидается через 1032 — 1041 лет. «Похоже, физика подтверждает наблюдение Кафки о том, что безграничная надежда существует, но не для нас. Хотя у человечества или его потомков и может быть физическая возможность процветать еще 1041 год, вряд ли человечество продержится так долго. Человек разумный существует 200 000 лет. Наш ближайший родственник, человек прямоходящий, существовал около 1,8 миллионов лет. Средняя продолжительность существования видов млекопитающих составляет порядка 2,2 миллионов лет».

Должны ли все эти мрачные пророчества волновать нас — особенно в мире, переживающем кризис кредитования? Да, говорит Бостром. «Попытки квантификации экзистенциального риска неизбежно предполагают широкое применение субъективного суждения. Возможна и систематическая ошибка, связанная с тем, что авторы, считающие риск более высоким, имеют больше шансов быть опубликованными, — пишет он в Global Agenda. — Тем не менее, каждый, кто серьезно занимался этим вопросом, согласится, что риски достаточно велики. Даже если бы вероятность вымирания составляла 5% или 1%, ее все равно следовало бы воспринимать серьезно ввиду того, сколь высоки ставки».

Печально, заключает он, что человечество в целом недостаточно инвестирует в улучшение своего понимания того, как обеспечить собственное выживание перед лицом угроз, с которыми мы хоть что-то можем сделать (это не отменяет гибели солнца и распада вакуума). Выступая на одном из заседаний Всемирного экономического форума в 2006 году, посвященном потенциальной глобальной катастрофе, он дал такой совет: «Подлинно великий лидер действует, держа перед глазами общую картину, и берет на себя ответственность за долгосрочные последствия проводимой политики. Если речь идет об экзистенциальных рисках, то вызов состоит в том, чтобы и не игнорировать их, и не впадать в отчаяние, а стремиться к пониманию и предпринимать самые разумные с точки зрения затрат и результатов шаги, направленные на повышение безопасности мира». Одним словом, доверяй, но проверяй.

 

Автор Алок Джха — научный корреспондент Guardian и автор книг The Doomsday Handbook: 50 Ways to the End of the World (Quercus) и How To Live Forever And 34 Other Really Interesting Uses for Science (Quercus)

 


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста