| Источник

Министр обороны Анатолий Сердюков осматривает образцы техники

Начальник Генштаба Н. Макаров на заседании Общественной палаты заявил, что большая часть российской военной техники отстает в техническом развитии, уступая первенство своим зарубежным аналогам.

По словам генерала, дальность стрельбы боевого израильского танка Merkava-MK4 больше чем в разы превышает российский Т-90, а американская HIMARS (ракетно артиллерийская система) поражает объекты на расстоянии в 150 км против 70 км российского «Смерча».

Он также обратил внимание и на несовершенство космических оптико-электронных аппаратов, которые способны находиться на орбите около 5 лет, в то время как иностранная техника – до 15 лет. В результате страна должна тратить значительно большую сумму на их производство.

Кроме того, Н.Макаров добавил несколько слов и о неспособности российской военной техники обеспечить более высокий уровень защиты солдат и офицеров во время боя. Он подчеркнул, что техника должна быть усовершенствована таким образом, чтобы при любых обстоятельствах экипаж оставался жив.

Немного ранее (в марте 2011 года) подобные заявления делал и Алесандр Постников, главнокомандующий Сухопутными войсками. Он подчеркнул, что производимая военная техника не соответствует параметрам НАТО. Он рассказал, что танк Т-90 – это всего лишь усовершенствованная копия Т-72, а цена его при этом составляет 118 млн рублей, и что за такие деньги выгоднее было бы купить «Леопарды».

Зоны покрытия системы обнаружения запуска ракет России. Графика vz.ru

ВЗГЛЯД: Буквально накануне появилась информация о том, что в качестве ответа на развертывание американской ПРО в Европе Россия может разместить «Искандеры» не только в Калининградской области, но и в Белоруссии и Краснодарском крае. Насколько, на ваш взгляд, это достаточная мера?

Владимир Анохин: Так как США хотят разместить свою ПРО в Восточной Европе, Румынии и даже в Черном море, что, к слову, противоречит международным соглашениям о нахождении иностранных кораблей в этом регионе, размещение «Искандеров» в этих точках, исходя из радиуса их действия, имеет логику.

ВЗГЛЯД: Но ведь уже известно о планах США подойти к России и с севера, в частности направить свои корабли с элементами ПРО в Баренцево море. Получается, защитившись с юга и запада, север оставят открытым?

В. А.: Эти угрозы больше похожи на провокацию со стороны США. Возникает ощущение, что они хотят вынудить Россию направить огромные средства на подготовку варианта подобного противостояния.

ВЗГЛЯД: Но зачем это нужно США? Ведь они не могут быть заинтересованы в том, чтобы Россия вступила в гонку вооружений?

В. А.: Нужно понимать, что наращивание вооружения – это серьезные траты, способные угробить любую экономику. США, например, крайне выгодно втянуть в эти игры Европу и окончательно ввергнуть ее в экономическую пропасть. Это позволит США, как и во времена Второй мировой войны, выйти на спинах своих союзников из экономического кризиса.

Сейчас в чем-то повторяется ситуация 70-х годов со «звездными войнами» Рейгана и прочим. Мы тогда повелись на всю эту ерунду и попали в серьезный экономический капкан.

Так что американцы могут высказывать любые идеи, которые им хочется протолкнуть в наши головы, а наше высшее военное руководство из-за некомпетентности будет есть это ложками и с большим удовольствием. Подтверждением этому может стать недавнее выступление главы Генштаба в Общественной палате, после которого лично у меня волосы встали дыбом.

Всегда считалось, что начальником Генштаба должен быть умный человек, находящийся в курсе всех событий. А заявление Макарова о том, как плохи наши танки, вызвало ощущение его полной некомпетентности или заказного характера его речи, направленной на дискредитацию нашей экспортной составляющей в области вооружений. Такие вещи можно говорить лишь на закрытых заседаниях представителей ВПК и предъявлять там аргументированные претензии, а не совать гражданским слушателям полную дезинформацию.

Поэтому в этой ситуации я больше надеюсь на политическое руководство страны в решении оборонных задач, чем на военных.

ВЗГЛЯД: К 1 декабря должно завершиться формирование войск воздушно-космической обороны России, создание которых президент Дмитрий Медведев в свое время также увязывал с исходом переговоров с США по ЕвроПРО. Насколько серьезным козырем в проблеме ПРО станет появление ВКО?

В. А.: Меня вообще удивляет подобное смешение понятий – воздушной и космической обороны. В свое время мы имели эффективные воздушно-военные силы, имели эффективную ПВО, выполнявшую свои специфические задачи. Теперь из всего этого сделали микс, который вряд ли способен решить все эти вопросы. При этом я понимаю, что будь у нас хоть какое-то стратегическое соотношение с США, тогда можно было бы экспериментировать. Но когда у нас, простите, ВВС существуют уже практически только на бумаге, подобные эксперименты выглядят непонятными. Не на чем летать, и летать некому.

Я вот недавно был в Балашовском училище, выпускающем летчиков военно-транспортной авиации. Нас в свое время из него выпускалось 228 человек, и это было немного. А сейчас – восемь в год. На всю Россию.

ВЗГЛЯД: То есть идею создания ВКО вы не поддерживаете?

В. А.: Нет, я-то поддерживаю. Но только все это должно формироваться на военной теории, материальном обеспечении и подготовке личного состава. Пока я этого всего не вижу.

Например, для контроля запусков ракет нам нужны новые спутники, должна быть развитая система разведки. Но в последнее время у нас больше спутников падает, чем запускается. А войска должны находиться в состоянии боевой готовности на случай обострения ситуации.

То есть должен был быть озвучен конкретный план: в следующем году мы запустим столько-то спутников, в 2013 году сделаем то-то, в 2014 году примем на вооружение такие-то ракеты, стоить это будет вот столько и так далее. Но ничего подобного озвучено не было ни публично, ни в кругах экспертного сообщества.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста