30 сентября исполнилось 2 года с начала российской военной операции в Сирии. Но хотя с этой даты прошло уже больше месяца, мы здесь итоги не подводили и ничто не мешает нам это сделать хотя бы так, как это сделал «Интерфакс».

Авиабаза Хмеймим в Сирии. Кадр RT

В 2015 году обстановка в Сирии стала катастрофической. Целые районы крупных городов оказались захвачены боевиками из разных стран, состоящих в террористических организациях. В Дамаске большой район был под контролем террористов уже более 2-х лет, и они оттуда даже обстреливали российское посольство. Под угрозой захвата оказался мегаполис Алеппо, захватчики продвигались уже в провинцию Латакия — единственный свободный от террористов регион, и периодически запускали ракеты даже по прибрежным городам. Захвачен уникальный памятник истории — древняя Пальмира. Огромная территория была захвачена террористами запрещённого повсюду ИГИЛа (то, что они запрещены, террористов не смущало), и невесть откуда взявшаяся группировка наращивала силы за счёт наёмников, криминальных элементов, нелегальной торговли и грабежа. Президент Башар Асад обратился за помощью к России. Но это было не спонтанное решение — всё уже согласовано.

В середине сентября 2015 года некоторые СМИ прознали, что Россия развернула в Сирии полноценную авиабазу. Прознали они от американских властей, а они добыли информацию по разведывательным каналам. Но уже было поздно — сооружение авиабазы явно шло хоть и ускоренными темпами, но не один месяц.

21 сентября говорить с Путиным срочно прилетел всполошившийся премьер Израиля — его, видимо, спросить забыли. Далее несколько дней шло обсасывание тех или иных заявлений и вбросов (оно шло и после), а 30 сентября Владимир Путин запросил у Совета Федерации разрешение на начало военной операции. Было уже всё готово. Разрешение он, разумеется, сразу получил и приказал приступать. В тот же день были нанесены первые авиаудары.

Хотя ВВС США и других стран НАТО на тот момент уже над Сирией летали и бомбили кого хотели, никто их действий не замечал. Но как только российская авиация нанесла первые удары, сразу появилась куча «разоблачителей» с заранее припасёнными старыми картинками, чтобы при случае выдать их за свежее фото из Сирии.

Появились также данные об агрессивных намерениях Израиля в регионе.

Первое время для российских пилотов всё шло гладко. Штаб ежедневно отчитывался об уничтоженных боевиках и их вооружениях, а главное — психологический эффект был достигнут, и сирийская армия рванула вперёд. Однако, она была не в лучшем виде и продолжала нести поражения на некоторых участках фронта. Несмотря на это, хотя бы частичный переход в наступление уже был серьёзным достижением. Даже некоторые боевики вынуждены были пересмотреть свои возможности и перспективы.

7 октября впервые были применены крылатые ракеты «Калибр-НК» с кораблей Каспийского флота. Ракеты этого типа ранее нигде не применялись, они показали себя очень успешно в бою.

С середины ноября в бой вступили дальние бомбардировщики.

24 ноября, менее 2-х месяцев с начала операции, Турция сбила российский самолёт. Лётчик Олег Пешков погиб от рук боевиков при спуске на парашюте, второй пилот Константин Мурахтин приземлился успешно и спасён ценой жизни морпеха Александра Позынича. Эрдогана после этого обложили санкциями (запрет на турецкие овощи и отдых в Турции), его называли даже «вторым Гитлером», однако после официальных извинений в Москве решили с ним всё-таки помириться и путёвки вернули. А недавно появилась информация, что вернут и овощи.

За прошедшие два года, согласно данным Минобороны РФ, было нанесено поражение свыше 96 тысячам различных целей, из них более 53 тысяч — скопления боевиков.

За тот же период были нанесены успешные удары по более чем 17 тысячам опорным пунктам террористов, 8 тысячам командным и управленческим пунктам, почти 7 тысячам складов боеприпасов и горюче-смазочных материалов.

Кроме того, повреждено или уничтожено свыше 970 полевых лагерей и лагерей подготовки, более 200 подконтрольных террористам нефтяных месторождений и нефтегазовых комплексов, почти 200 нефтеперерабатывающих завода и нефтяных станции, свыше 130 станций перекачки топлива и колонны топливозаправщиков.

Количество вылетов российской авиации за два года превысило 30,5 тысяч вылетов, в ходе которых летчики нанесли свыше 92 тысяч авиаударов.

Под контролем террористов ИГИЛ остается менее 13 % территории Сирии, при этом в Минобороны РФ регулярно подчеркивают, что операция в Сирии будет идти до полного уничтожения террористических организаций ИГИЛ и «Джебхат-ан-Нусра» (запрещены в России).

Кроме того, в ходе сирийской операции сотрудники Международного противоминного центра (МПЦ) Вооруженных Сил РФ разминировали почти 5,3 тысячи гектаров территории Сирии, российскими саперами обезврежено более 60 тысяч взрывоопасных предметов.

-Интерфакс

При сильнейших разрушениях устоял город Алеппо, он так и не был полностью захвачен бандформированиями. Освобождена Пальмира (но ценные знаменитые памятники архитектуры навсегда потеряны). В сентябре 2017 года впервые снята трёхлетняя блокада Дэйр-эз-Зора, а в октябре российский штаб сообщил, что противник контролирует только 8% территории.

29 сентября на встрече с Эрдоганом Путин заявил, что война может вскоре прекратиться.

Летом 2017 года так называемая «международная коалиция» (в основном состоящая из США и стран НАТО) начала усиленно бомбить город Ракка, с 2013 года провозглашённый столицей запрещённого «Исламского государства». В ООН осудили методы «коалиции», из за которых погибло множество мирных жителей, остававшихся в заложниках у террористов. Как потом отмечали в российском Минобороны, город напоминал немецкий Дрезден после бомбардировок Англии и США в 1945 году.

Позже Ракку всё-таки взяли совместными силами «демократических повстанцев» и курдов.

Отношение к военной операции в России было в целом положительным — блогеры и аналитики (Марат Мусин, Эль-Мюрид — Анатолий Несмиян), известные военкоры (Евгений Поддубный, Андрей Филатов) уже несколько лет говорили о том, что в сирии идёт особый тип войны, и в случае успеха то же самое будет проделано против России. Туда от нас в течение нескольких лет ехали боевики, которые набрались боевого опыта и могут вернуться — лучше бы не вернулись… За тем, что происходит в Сирии, многие наблюдали уже давно — сначала оттуда передавало новости агентство ANNA-News, затем подтянулись и государственные каналы. В момент начала операции, по данным ВЦИОМ, её поддерживали 2/3 опрошенных. Спустя 2 года — по данным того же ВЦИОМа уже 54% считают, что нужно дожимать до полной победы (34% против). А вот Левада-Центр ещё в начале сентября заявлял почти о противоположных результатах — в их данных только 30% поддерживают продолжение операции, а 49% против. Чудеса статистики!

Теперь о грустном…

В распоряжении агентства Reuters попали документы, свидетельствующие о гибели как минимум 130 российских граждан в Сирии только в 2017 году (так утверждают журналисты). Всё это мирные граждане, которые находились или проживали на территории Сирии. Как говорят дипломаты, только около 20 российских граждан умерли естественной смертью — большинство других погибли под обстрелами.

Военные потери считаются отдельно. Первая официальная гибель военного — 24 октября 2015 года, погиб рядовой Вадим Костенко, который являлся техслужащим на авиабазе. Подробные обстоятельства гибели неизвестны до сих пор (результаты расследования военной прокуратуры не публиковались, хотя о расследовании объявлено) — по основной версии, это самоубийство по личным мотивам, неофициально — есть другие предположения, в том числе несчастный случай и убийство (они не подтверждены). Он похоронен в родном селе Краснодарского края 29 октября. Второй погибший — Фёдор Журавлёв (19 ноября 2015) в ходе спецоперации. Следующими погибли пилот Олег Пешков и морпех Александр Позынич. Всего официально в Сирии в бою погибли 37 человек + 1 небоевой (некоторые иностранные информагентства «насчитали» 67 погибших). Потеряно 6 вертолётов, 4 самолёта и 5 беспилотников. Операция ведётся очень малыми силами при очень серьёзных боевых задачах. В кампании участвует много военных советников (многие погибшие — из их числа), командующих сирийскими войсками и обучающие их, также военные медики.

Другими известными случаями гибели военных стали:
сбитие военного вертолёта Ми-25 в районе Хомса 8 июля 2016, погибли лётчики Ряфагать Хабибулин и Евгений Долгин;
11 мая 2016 Антон Ерыгин ценой своей жизни предотвратил уничтожение гуманитарного конвоя и мирных жителей при прорыве террориста на «шахид-мобиле» в провинции Хомс, при схожих обстоятельствах там же 15 июня погиб Андрей Тимошенков;
обстрел военного госпиталя в Алеппо 5 декабря 2016, погибли двое военных медиков Надежда Дураченко и Галина Михайлова, тогда же ранен полковник Руслан Галицкий (скончался в больнице 7 декабря);
2 марта 2017 Артём Горбунов погиб, отражая атаки на Пальмиру…

Больше имён — здесь.

Но известнее всего стала история лейтенанта Александра Прохоренко. Разведчик Прохоренко погиб 17 марта 2016 года под Пальмирой в окружении, вызвав огонь на себя. 24 марта об этом узнал весь мир. В социальных сетях в британских и американских группах, посвящённых армии, сообщения о подвиге русского разведчика мгновенно становились самыми популярными. Военные этих стран не скрывали восхищения.

Опубликованы последние переговоры Александра со штабом.

Офицер: Командир, я в ловушке, я в ловушке снова.

Командир: Пожалуйста, повторите и подтвердите.

Офицер: Они видели меня. Здесь вокруг перестрелка, я застрял. Я требую немедленной эвакуации.

Командир: Запрашиваю эвакуацию.

Офицер: Пожалуйста, поторопитесь, у меня осталось мало патронов. Они лезут отовсюду, я не продержусь долго, пожалуйста, поторопитесь.

Командир: Подтверждена эвакуация. Удерживайте их, продолжайте вести ответный огонь. Перейдите в безопасное место, поддержка с воздуха уже в пути. Дайте вашу контактную информацию.

Офицер: <дает координаты>.

Командир: <повторил координаты>. Подтвердить.

Офицер: Подтверждена. Пожалуйста, поторопитесь, у меня осталось мало боеприпасов. Они окружают меня, гады.

Командир: Двенадцать минут до эвакуации, вернитесь в укрытие. Повторяю, вернуться в укрытие.

Офицер: Они близко. Я окружен. Может быть, уже поздно. Передайте моей семье, что я люблю их.

Командир: Вернитесь к зеленой линии, держите огонь, помощь в пути. Ждите поддержки с воздуха.

Офицер: Не могу, я окружен, здесь очень много этих ублюдков.

Командир: Через десять минут возвращайтесь к зеленой линии.

Офицер: Я не могу. Они окружили меня, они уже близко. Пожалуйста, поторопитесь.

Командир: Перейти к зеленой линии, снова перейти к зеленой линии.

Офицер: Они здесь. Запрашиваю атаку с воздуха. Пожалуйста. Спешите, это конец. Передайте моей семье — я люблю их и умираю, сражаясь за свою Родину.

Командир: Ответ отрицательный, возвращайтесь к зеленой линии.

Офицер: Я не могу. Командир, я окружен. Они здесь. Я не хочу, чтобы они взяли меня и утащили в плен. Запрашиваю атаку с воздуха. Они будут издеваться надо мной и над униформой (России. – Прим.ред.). Я хочу умереть с достоинством, хочу, чтобы все эти ублюдки погибли вместе со мной. Пожалуйста, исполните мою последнюю волю – запросите атаку с воздуха. В любом случае они убьют меня.

Командир: Пожалуйста, подтвердите свой запрос.

Офицер: Они здесь. Это конец, товарищ командир, спасибо. Расскажите моей семье и моей стране, которую я люблю. Скажите им, что я был храбр и я сражался, но я не смогу больше ничего сделать. Пожалуйста, позаботьтесь о моей семье, отомстите за мою смерть. Товарищ командир, прощайте. Скажите моей семье – я очень люблю их.

Их было мало. Они воевали с размахом, как это всегда делали русские. И сейчас ещё многие продолжают это делать. Они погибали за то, чтобы Россия никогда не превратилась в военную Сирию.

Помните их.


Комментарии: (1)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста